Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:10 

тихая спокойная Финка...

В районе Йоэнсуу что-то взорвалось на заводе ABLOY - там ключи делают.
Ядовитый газ вырвался, гражданам говорят не выходить на улицу, закрыть окна и слушать радио - на случай дальнейших указаний.

Как-то нервно год начался.
У Вишни песенка такая была: "Нам хана!"


@темы: Финляндия, этнография

13:07 

если бы да кабы - то есть Николай Второй как бы побеждает в ПМВ

к вчерашнему (это про попа-придурку)
Цытата:


Прежде всего, совершенно неясно, проиграла бы Германия первую мировую, если бы в России не произошла революция, которая в свою очередь спровоцировала революцию в Германии (пусть, в конце концов, и подавленную, но ослабившую Германию). Если бы Германия победила - Россия оказалась бы Германской колонией. Но, скорее всего, первую мировую Германия проиграла бы в любом случае. И именно по той причине, что колоний у Германии не было, а сражаться ей пришлось, кроме России, с двумя крупнейшими колониальными державами - Англией и Францией, индустриализировавшимися раньше Германии. Германия опоздала к колониальному разделу мира. Растущей германской промышленности нужны были ресурсы из колоний, а колоний у нее не было. Между тем, к востоку от Германии лежала дикая, неиндустриализованная страна Россия, фактически евразийская "Африка". Германия двинулась на восток - и получила по зубам от Англии и Франции, которым не нужен был конкурент в лице сильной Германии, обладающей колониями. Антанта могла себе позволить выступить на стороне России, поскольку Россия вообще не была ей серьезным конкурентом на мировых рынках.

Итак, Германия, скорее всего, проиграла бы первую мировую войну, и наверное, пролежала бы лет пятнадцать в Великой депрессии, как и все другие страны (включая царскую Россию). Но все депрессии когда-нибудь кончаются. И все снова вернулось бы к ситуации существовавшей перед первой мировой войной - той самой ситуации, которая толкнула Германию на Россию в первый раз в 1914 году. Гитлера возможно не было бы, но то что Германия все равно пошла бы на царскую Россию войной во второй раз при любом правителе, видно хотя бы из того факта, что в реальной действительности Германия решилась пойти войной на СССР в 1941 году, даже несмотря на то, что в этой ситуации ей пришлось воевать не с "лапотной" царской Россией, а с вполне индустриализировавшейся страной, не знавшей Великой депрессии, и использовавшей это обстоятельство, чтобы хоть немного нарастить силы перед войной.

Из любопытной книжки: Александр Лазаревич, "Советия. Размышления о происхождении, истории и будущем советской цивилизации, о ее нынешнем кризисе и путях выхода из него". 

Сам ее еще не читал, но вроде бы стоит.

По сабжу же - думаю, что вполне более вероятен и "итальянский" вариант - а Италия, как известно, была на стороне Антанты и формально вошла в число победителей. Только с надеждами на то, что по результам победы что-то сильно прирастет у итальянцав вышел крутейший облом. И страну начало так колбасить, что все закончилось Муссолини - который был призван элитой (как потом и Гитлер) спасти страну от социалистической революции.
Думаю, дорогие союзнички тоже никаких существенных бонусов России бы не дали - пару занюханных турецких городишек - типа Эрзерума и Трабзона - и уж точно не Проливы и Константинополь - и народ воплне резонно спросил бы: "Это как, и за это вот за всё было положено два миллиона православных душ, и еще столько же перекалечено?"
И вспомнил бы, что где-то в Швейцарии сидит, понимаешь, без дела Ленин, кофе и чаи гоняет в кафешках, статейки пишет...



@темы: Первая мировая война, Россия

19:01 

а вот еще уродов: к ментам и попам - "члены КПСС"

Дело в том, что карельские эсеры вышли в парламент Карелии с инициативой переименования одного из островов Валаамского архипелага в остров имени ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ II. Причем, главный инициатор такой херни - мой однофамилец, бывший "красный губер" и бывший секретарь обкома КПСС Виктор Николаевич Степанов, лидер депутатского объединения "Справедливая Россия".

дальше - больше:

Сам Степанов пытался оправдаться, дескать, решение принимали «не за бутылкой пива». Следующая его фраза была такая: «Вот дедушка Ленин отдал острова Финляндии…».

...биография Степанова такова: окончил Ленинградскую Высшую партийную школу в 1980 г., аспирантуру Высшей партийной школы при ЦК Компартии Чехословакии в Праге в 1987 г., кандидат философских наук; 1970-1973 - второй, затем первый секретарь Олонецкого РК ВЛКСМ; с 1976 г. - второй секретарь Карельского обкома ВЛКСМ; с 1980 г. - инструктор Карельского обкома КПСС; 1980-1982 - второй секретарь Олонецкого РК КПСС, 1982-1984 - первый секретарь Пряжинского РК КПСС Карельской АССР; в 1987 г. был назначен заведующим отделом Карельского обкома КПСС; с 1988 г. работал в аппарате ЦК КПСС.
тут


Коммунисты в СССР сражались и умирали за Родину, пахали, творили, строили и создавали. А вот такие твари носили билеты КПСС. Сейчас снова при кормушке.
Травить. Как клопов. Дихлофосом. Вместе с попами и ментами.

фсё на сегодня - ушол принимать 400 капель эфирной валерьянки



@темы: коммунисты и "члены КПСС"

18:36 

а вот и менты - чтобы от попов не отставать - отличились

http://lojso.livejournal.com/393938.html
Около 23 часов к группе неформалов подошли двое людей, похожих на бонов.
Один из них достал травмат и выстрелил одному из нефоров в горло. После чего оба удалились.
Вместе со скорой прибыли менты. Всех нефоров, кроме харкающего кровью, отвезли в отделение. Стали избивать.
На квартире у раненного произвели обыск. Это, заметьте, глубокой ночью.
Нашли анархистскую литературу. Вернулись и стали избивать еще сильней.
Нападавших так и не нашли.




@темы: РФ, менты, про уродов и людей

16:39 

puffinus, когда мы победим, ты их не больно убивай все-таки!

...иерей Алексий обратился к собравшимся с пастырским словом, в котором расценил Блокаду Ленинграда как следствие Февральской и Октябрьской революций 1917 года, а также как наказание Божие за недостойное поведение жителей Петербурга во время Первой Мировой войны.
<...>
«Если бы петербуржцы тогда не бунтовали (!), – продолжил священник, – то не было бы никакой Блокады и, вероятно, вообще не было бы Второй Мировой войны (!!). Ведь по логике вещей Россия должна была победить в 1917 году (!), так как в апреле было намечено наступление, в результате которого Германия непременно (!!) была бы повержена, но этого не произошло, поскольку в марте отрекся Царь Николай II. А если бы Россия победила, то к 50-му году XX века нас должно было бы быть 700 млн., а к XXI веку нас было бы уже порядка миллиарда (!!!). И мы не потеряли бы территории, а приобрели бы новые (!), мы приобрели бы Босфор и Дарданеллы (!!), проход через Суэцкий канал (!!!) и т.д. И никакая Америка никогда бы за Россией не угналась. Вот что мы потеряли в результате бунта! И господь нас наказал Блокадой (!!!). Но надо сказать, что враг так и не вошел в город, а это значит, что Господь принял молитвы и покаяние тех людей, которые, возможно, поняли и осознали свою вину (!!!), искупить которую довелось очень дорогой ценой».




@темы: люто бешенно ненавижу!, маразм, мегамаразм

12:04 

запели, пташки

"Сейчас пришло время умеренности. Моральным долгом предпринимателей станровится уменьшение своих доходов по акциям, бонусов и опционов...", патетически произнес премьер-министр право-центристского правительства Финляндии Матти Ванханен. Финские СМИ не скрывают, что он спиздил заимствовал само словосочетание "время умеренности" у Барака Хусейновича.

Смешно, право. Двадцать лет либералы говорили, что слово "мораль" неприменимо к экономике, что есть только рыночная эффективность и конкурентноспособность, что справедливость - это дорога к рабству, что общество делится на "виннеров" и "лузеров" - и "пусть неудачник плачет". Закрывали маленькие "ближние" школы, приватизировали и "оптимизировали"социальное обслуживание, разрушали муниципальную экономику, останавливали и разрушали заводы, кормившие целые города и живущих в них людей - а когда им говорили про аморальность этого, с важным видом говорили, что "мораль не есть экономическая категория".

Осталось подождать, когда про мораль начнут говорить нашим обезъяноподобным абрамовичам, куршавельским прохоровым и карикатурно-гротескным чичиваркиным. Ужо тогда посмеемся.



@темы: Финляндия, капитализм, кризис

01:39 

техническое

Собрал в кучу все свои рассказики и истории, написанные за два с половиной года ЖЖ-жизни. Про пару из них даже забыл. Прочел с интересом.

http://kommari.livejournal.com/541568.html

Не знаю, не знаю. Имхо, я сделал хорошую работу. Лучше бы конечно, ее делал бы кто-то другой, а я бы просто почитал бы. Но, мэй би, кто-то подхватит знамя - если вдруг упадёт из ослабевших рук. И всё такое...




@темы: sci-fi, жж, личное, по порядку ведения

18:56 

философский топ - величайшие философы мира по версии БиБеСи

http://www.bbc.co.uk/radio4/history/inourtime/greatest_philosopher_vote_result.shtml

1. Karl Marx, 27.93%
2. David Hume, 12.67%
3. Ludwig Wittgenstein, 6.80%
4. Friedrich Nietzsche, 6.49%
5. Plato, 5.65%
6. Immanuel Kant, 5.61
7. St. Thomas Aquinas, 4.83%
8. Socrates, 4.82%
9. Aristotle, 4.52%
10. Karl Popper, 4.20%

via roman_sharp

Карл Маркс не просто рулит - он давит.



@темы: Маркс

17:22 

если где-то убыло, то где-то прибавилось?

В финских радионовостях сказали, что из Финки в Эстонию будет проложен кабель, по которому Эстония будет получать электроэнергию из Финляндии.

Никто даже не скрывает, что цель - уменьшить энергозависимость Эстонии от России.

В то же время существенная часть электроэнергии поступает в Финляндию из России - 20 процентов как минимум (при Чубайсе точные цифры замылены, чтобы было трудно разобраться - рыжая гадина такие вещи умеет устраивать). При этом две трети финнов считают, что страна слишком зависит в вопросах энергетики от России.

Интересно девки пляшут у наших соседей.
Что за чистую от вонючего русского духа электроэнергию будет получать маленький, но гордый эстонский народ?


@темы: Россия, Финляндия, любовь к электричеству, маразм

15:16 

эпизод времен Первой русской революции

Сергей Юльевич Витте был одним из самых умных людей в окружении Николая Второго (за что царь, его супруга и царедворцы Витте ненавидели). Он просто блестяще провел переговоры с Японией, которой царизм бездарно проиграл войну - хотя поначалу строились шапкозакидательские планы по оккупации Японии и аресту японского императора - а в итоге царская армия проиграла ВСЕ ДО ЕДИНОГО сражения на суше и на море, так вот, Витте сумел заключить мир с минимальными потерями для России.

Его политика по борьбе с Первой русской революцией была более гибкой, чем политика царя и его генералов, которые если что и умели, так это выигравать сражения с рабочим (бессмертное треповское "патронов не жалеть!";).

 

Тем не менее даже он плохо представлял себе, в какой стране он живет. Что стиль "царь-батюшка и его кроткие подданные" уже не работает в изменившейся России.

Когда на второй день грандиозной ноябрьской забастовки питерских рабочих в 1905 году он послал им телеграмму, начинающуюся словами  "Братцы рабочие!", Петербургский Совет Рабочих депутатов вполне резонно - и язвительно - ответил ему:

Совет Рабочих Депутатов, выслушав телеграмму графа Витте к "братцам-рабочим", выражает прежде всего свое крайнее изумление по поводу бесцеремонности царского временщика, позволяющего себе называть петербургских рабочих "братцами". Пролетарии ни в каком родстве с графом Витте не состоят.


Как-то так.



@темы: 1905 год, Россия, история, революция

01:35 

воспоминания о будущем?

Взято с сайта газеты "Жэньминь жибао".
То есть типа тут.

Русские уделяют большое внимание культурному воспитанию. А те, кто живет в городах, в большинстве своем интеллигенты, главным образом, учителя, врачи и технологи. В деревнях русские в основном занимаются скотоводством, садоводством и сельским хозяйством.


Национальные меньшинства Китая: русские

Китай – единое многонациональное государство, на территории которого проживают представители 56 национальностей. Среди них люди русской национальности являют собой изумительный цветок в саду национальностей нашей страны. Русские умеют петь и танцевать, характер у них теплый и сердечный. По данным всекитайской переписи населения, проведенной в 2000 году, численность русских составляет 15 тысяч 600 человек. Главным образом они рассредоточенно живут в районах Или, Тачэн и Урумчи Синьцзян-Уйгурского автономного района, остальные живут на севере провинции Хэйлунцзян и в районе Ээргуна Автономного района Внутренняя Монголия.

В настоящее время русские в Китае более компактно живут в русской национальной волости Шивэй под городом Ээргуна Автономного района Внутренней Монголии. В этой волости численность населения составляет 4072 человека, из них русских 1774 человека. Все они по-прежнему сохраняют традиционную культуру и бытовые обычаи русской национальности. В городе Ээргуна находится первый в Китае Этнографический музей русской народности, который живо демонстрирует картины жизни русской национальности в Китае. Кроме того, поселку Пограничный в уезде Сюнькэ провинции Хэйлунцзян еще подчинено село Сяодинцзыцунь. Здесь проживают более 900 человек, из которых почти половина населения представители русской национальности. Теперь с разрешения правительства уезда Сюнькэ провинции Хэйлунцзян это село уже переименовано в село Русское Пограничное.

У русской национальности имеется свой язык и письменность, но в общении русские говорят по-китайски и пишут на китайском языке.

Соблюдение церемоний и вежливость являются одной из особенностей русской национальности. У русских женщина пользуется особым уважением, мужчины всегда оказывают ей знаки внимания и заботятся о женщинах. Например, уступают им дорогу и места в транспорте, откроют перед ними двери. Такое высокое отношение к женщине наследуется из поколения в поколение. Русские гостеприимны, они всегда тепло и сердечно принимают своих гостей и угощают их всем, что только есть.

У русской национальности одежда и украшения имеют более яркие национальные особенности. Однако в процессе общения с другими национальностями и под влиянием эпохи в их одежде и украшениях наблюдается стремление к разнообразию и современности.

Русские уделяют большое внимание культурному воспитанию. А те, кто живет в городах, в большинстве своем интеллигенты, главным образом, учителя, врачи и технологи. В деревнях русские в основном занимаются скотоводством, садоводством и сельским хозяйством.

Большинство русских, проживающих в Китае, исповедует православие. Новый год, Рождество и Пасха – их главные праздники. В деревнях праздник Пасху проводят очень торжественно. В каждой семье готовят свои кондитерские изделия и крашеные красные вареные яйца. В тарелках они кажутся разнообразными и разноцветными клумбочками. Говорят, что это символизирует жизнь и процветание. Во время праздника Пасха, кроме наслаждения разными деликатесами русские, умеющие петь и танцевать, всегда с большой радостью поют свои переливчатые национальные песни и танцуют свои веселые национальные танцы. Причем все люди, от мала до велика, принимают участие в праздновании, что создает атмосферу бурной радости.-о-







@темы: Китай, может и ничего?, русские

20:56 

еще одна дата календаря

Сегодня еще одна памятная дата - День памяти жертв Холокоста (не уверен в правильном названии этой даты).

Чтобы точки над i - у меня нет никаких сомнений, что немецкие фашисты проводили компанию по уничтожению евреев. Что - с немецкой тщательностью и аккуратностью - были убиты миллионы евреев. Что эти события - трагедия для еврейского народа и для Европы

Я только не очень понимаю актуальности этой темы для русских.

Собственно, один из читателей ЖЖ - антисемит, как я понимаю, дал мне ссылку:

http://rimona.livejournal.com/112752.html

Там тететька, страдающая синдромом Аллы Гербер. Основная ее мысль: что "в России неправильно относятся к теме Холокоста".

Очевидно, читатель думал спровоцировать меня на - как у них, у антисемитов говорится - на криптожЫдовскую реакцию.
Не дождетесь. Потому что Homo soveticus. Таким и сдохну.

Написал тетеньке комментарий - на скорую руку, но, что сказать хотел, то сказал.

Вы, конечно, извините, но Красная Армия = Советская Россия - немецких фашистов разбила, Адольфа в бункер загнала, где он крысиный яд принял - что Вы еще хотите от русских?
Нам каяться перед евреями не в чем.
Нам перетирать тему Холокоста - незачем. Пусть венгры, французы, голландцы, прибалты - которых или евреев выдавали, или сами убивали - пусть с этой виной разбираются.
На нас вешать комлекс Холокоста - не нужно.Пожалуйста.
У нас, у русских, своих проблем хватает.


Тетенька не ответила. Читатель-антисемит тоже. СССР форева.
На сегодня фсё.


@темы: Холокост, история

19:11 

наткнулся в "Журнальном зале"

Березки... Действительно, зачем любить березки? Они же деревянные! Язык? Зачем любить язык? Это же модулированный воздух, выходящий изо рта... Родина? Пятно на карте. Вы любите пятно на карте? Как же вы глупы!

Ярослав СМЕЛЯКОВ

Русский язык

У бедной твоей колыбели,
еще еле слышно сперва,
рязанские женщины пели,
роняя, как жемчуг, слова.

Под лампой кабацкой неяркой
на стол деревянный поник
у полной нетронутой чарки,
как раненый сокол, ямщик.

Ты шел на разбитых копытах,
в кострах староверских горел,
стирался в бадьях и корытах,
сверчком на печи свиристел.

Ты, сидя на позднем крылечке,
закату подставя лицо,
забрал у Кольцова колечко,
у Курбского занял кольцо.

Вы, прадеды наши, в недоле,
мукою запудривши лик,
на мельнице русской смололи
заезжий татарский язык.

Вы взяли немецкого малость,
хотя бы и больше могли,
чтоб им не одним доставалась
ученая важность земли.

Ты, пахнущий прелой овчиной
и дедовским острым кваском,
писался и черной лучиной
и белым лебяжьим пером.

Ты — выше цены и расценки —
в году сорок первом, потом
писался в немецком застенке
на слабой известке гвоздем.

Владыки и те исчезали
мгновенно и наверняка,
когда невзначай посягали
на самую суть языка.



@темы: стихотворение

16:18 

еще про блокадный Ленинград


http://sinitzat.livejournal.com/406246.html

Трафик там мега - но зато очень много фотографий, которых я и не видел никогда.

Я не очень компании люблю - " а давайте выведем в топ!" - то эту запись бы стоило. По случаю праздника.


@темы: Ленинград, блокада, история

14:28 

Финляндия и блокада Ленинграда

«ДОБИТЬСЯ ОФИЦИАЛЬНО ОТ ГЕРМАНИИ, ЧТОБЫ ПЕТЕРБУРГ ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖИТЬ…»
Н.И.Барышников


"Военно-исторический журнал" 7/2008

Намерения К.Г. Маннергейма в отношении Ленинграда


В начале лета 2007 года громовым раскатом залпа орудия Петропавловской крепости города-героя Великой Отечественной войны Ленинграда было отмечено 140-летие со дня рождения маршала Финляндии К.Г. Маннергейма, под руководством которого финские войска блокировали город с севера и вместе с немецкой группой армий «Север» 900 дней держали его в осаде, обрекая на трагическую гибель от голода сотни тысяч горожан. Отдававшие распоряжение торжественно салютовать финскому маршалу, очевидно, не могли не знать, что А. Гитлер принял решение, чтобы с захватом Ленинграда этот город был полностью уничтожен. Неизвестным для многих оставалось, видимо, только то, что Маннергейм, подготовивший финскую армию к совместным действиям в проведении стратегической операции на ленинградском направлении, знал уже 25 июня 1941 года об уготовленной Ленинграду судьбе.

Тогда в Хельсинки поступила секретная телеграмма из Берлина от финского посланника Т.-М. Кивимяки, в которой последний сообщал о том, что Г. Геринг уведомил его о роли Финляндии в блокировании и осаде Ленинграда. Рейхсмаршал заверял финское руководство, что Финляндия получит территориально с лихвой всё то, «что захочет». При этом особо подчёркивалось: Финляндия «может взять и Петербург, который всё-таки, как и Москву, лучше уничтожить… Россию надо разбить на небольшие государства»1.

Именно в тот же день Маннергейм, располагая уже полученной информацией, издал приказ войскам о начале боевых действий против СССР, в котором говорилось: «Призываю на священную войну с врагом нашей нации… Мы с мощными военными силами Германии, как братья по оружию, с решительностью отправляемся в крестовый поход против врага, чтобы обеспечить Финляндии надёжное будущее»2.

Почему же представленные выше сведения всё же не стали впоследствии известны? Дело в том, что в финской историографии на протяжении послевоенных десятилетий это тщательно скрывалось3, да и теперь умалчивается. Более того, главнокомандующего вооружёнными силами Финляндии представляют чуть ли не «спасителем Ленинграда». Но открывшийся в последние годы российским историкам доступ в финские архивы позволяет на документальной основе опровергнуть ложные представления и мифы о Маннергейме. Приходится лишь сожалеть, что российская публицистика всё ещё остаётся невосприимчивой к новым исследованиям, основывающимся на документальных источниках.



Для понимания поведения Маннергейма на различных этапах Битвы за Ленинград недостаточно ограничиться лишь констатацией того, что он знал с начала войны Финляндии на стороне Германии о гитлеровском замысле полностью уничтожить город. Многоликость финского маршала, о чём доказательно писал эстонский историк Херберт Вайну4, требует анализа его поведения, менявшегося в ходе боевых действий.

Рассмотрим события конца лета 1941 года, когда финские войска наступали навстречу немецкой группе армий «Север», продвигавшейся с юго-запада. Тогда они выходили на ближние подступы к Ленинграду со стороны Карельского перешейка и в обход с востока Ладожского озера. Перейдя старую границу 1939 года, проходившую по реке Сестре, финские войска в начале сентября захватили Белоостров и целый ряд других населённых пунктов. Приближаясь к Сестрорецку, они всё же были остановлены частями 23-й армии в ходе исключительно тяжёлых боёв на рубеже Карельского укреплённого района. Как писал впоследствии командующий 23-й армией генерал А.И. Черепанов, «противник увидел и почувствовал, что все его попытки на нашем направлении пробиться к Ленинграду будут пресечены решительным образом»5. Подтверждением тому явились непрерывные контратаки советских войск и взятие обратно Белоострова с прилегающей к нему частью захваченной противником территории юго-восточнее реки Сестры.

Но в современной публицистике, опирающейся на финскую историографию, стало настойчиво распространяться утверждение, что Маннергейм сразу приостановил наступление финских войск после выхода их к старой государственной границе. Один из авторов журнала Общества «Знание» в Санкт-Петербурге сравнил даже финского главнокомандующего с Г.К. Жуковым, вступившим в сентябре 1941 года в командование войсками Ленинградского фронта, написав, что эти два военачальника-маршала защитили «от разграбления и уничтожения Город Святого Петра». В статье этого журнала, курьёзной и нелепой по своему содержанию, сказано: «Отказ Маннергейма пересечь “старую границу” был решением и мудрым, и стратегически точным»6.

Известно, что, размышляя тогда над перспективой выхода финских войск к Ленинграду, Маннергейм взвешивал, как должна была вести себя Финляндия в этом случае конкретно, зная, что Гитлер не отступал от замысла стереть город с лица земли. На совещании, проведённом 16 июля 1941 года, М. Борман сделал следующую запись: «На область вокруг Ленинграда претендуют финны, фюрер хотел бы Ленинград сровнять с землей, а затем передать финнам»7. В этой связи представляет интерес дневниковая запись генерала В.Э. Туомпо, одного из ближайших помощников Маннергейма в ставке. Рассказывая о раздумьях маршала, 27 августа 1941 года он записал: «Главнокомандующий беседовал сегодня со мною о том, не следует ли нам остановиться на Перешейке у старой границы. Ленинград мы всё же не сможем удерживать в мирное время. Если, тем не менее, границу отодвинем к Неве, Ленинград окажется прямо перед нами»8.

Но в ставке финского главкома генерал А. Айро, ведавший как главный квартирмейстер оперативным планированием, уже определил будущую границу Финляндии, проходящей по Неве и, как отмечает профессор Охто Маннинен, «маршал Маннергейм поддержал с военной точки зрения соображения о границе»9.

Сама политическая атмосфера в Финляндии характеризовалась ожиданием взятия Ленинграда в результате взаимодействия немецкой и финской армий. В Хельсинки отклонили в августе проявленную с советской стороны (при посредничестве США) готовность достигнуть заключения мира с Финляндией, допуская возможность при этом пойти ей на некоторые территориальные уступки10. «Ожидаемое взятие Ленинграда, — ответил президент Р. Рюти, — прояснит положение Финляндии на фронте»11.

В осенние дни 1941 года в государственно-политических кругах Финляндии вопрос о судьбе Ленинграда стал весьма злободневным. Об этом писал 3 сентября председатель комиссии парламента по иностранным делам профессор В. Войонмаа: «…самая большая сегодняшняя сенсация — ожидание предстоящего падения Петербурга… Петербург будет стёрт с лица земли. Об этом мне всерьёз говорил, в частности, Таннер, а Хаккила (председатель парламента. — Н.Б.) пребывал даже в восторге от такой перспективы…»12. Заметим, что эти деятели находились в близких контактах с Маннергеймом и, беседуя с ним в ставке, излагали ему, естественно, свои взгляды.

В такой ситуации посланник в Берлине Т.-М. Кивимяки побуждал финское руководство к тому, чтобы оно официально обратилось с призывом к «третьему рейху» осуществить полное уничтожение Ленинграда. В письме, обращённом к министру иностранных дел Р. Виттингу (оно оказалось впоследствии в фонде архива Р. Рюти), Кивимяки 26 сентября 1941 года доверительно писал о необходимости «добиться официально от Германии, чтобы Петербург полностью и окончательно уничтожить…»13. Реакция на это со стороны Рюти не известна, но, видимо, он ограничился сказанным лично немецкому посланнику В. Блюхеру ранее, 11 сентября, когда в беседе с ним затрагивался вопрос о будущей границе Финляндии. Тогда Рюти заявил, что наилучшим бы было присоединение к Финляндии территории до Невы. Но Ленинград при этом, считал он, уже не должен был существовать как крупный город14. Если учесть ещё, что Рюти постоянно рассматривал ключевые вопросы проводимой политики с Маннергеймом, выезжая к нему в ставку для выработки общей позиции, то можно предположить, что сказанное Рюти не противоречило и взгляду главнокомандующего.

Подготовкой же к действиям, связанным с предполагавшейся оккупацией Ленинграда, объяснялось появление в Хельсинки со 2 августа специального немецкого воинского формирования, именовавшегося закодировано «Хэла». Ему предписывалось выполнение «хозяйственных задач» при «скором овладении Петербургом», т.е. речь шла о разграблении города, всех его ценностей. Имелось намерение возглавлявшего это формирование немецкого офицера Бартхольда назначить военачальником в городе (или в части его) с комендантскими функциями15. По словам В. Войонмаа, имелись сведения, что Германия могла потребовать от Финляндии 30 тыс. человек для выполнения полицейских функций в Ленинграде, «после того как он будет захвачен»16.

Но Маннергейм говоря о том, что под ударами советских войск был вынужден 9 сентября 1941 года отдать приказ о переходе к обороне на Карельском перешейке, следует иметь в виду весь комплекс обстоятельств, вынудивших так сделать финское политическое и военное руководство.

Прежде всего сами финские солдаты стали коллективно отказываться наступать в глубь территории СССР, перейдя рубеж старой границы 1939 года, проходивший по реке Сестре. Ежемесячно потери в финской армии убитыми и пропавшими без вести росли. В июле—сентябре 1941 года они достигли 7000 человек17. На Карельском перешейке в 18-й пехотной дивизии 200 солдат решительно отказались наступать. Показательно, что в расположении этого соединения побывал и Маннергейм, совершивший в сентябре поездку в районы боевых действий. Военно-полевые суды выносили суровые приговоры солдатам, отказывавшимся продвигаться дальше, не исключая даже смертную казнь18.

Кроме того, в условиях, когда к 25 сентября 1941 года сорвалось вторжение группы армий «Север» в Ленинград с юга, финское командование не видело уже для себя необходимости пробиваться к городу через Карельский укреплённый район. В конце августа Маннергейм заявлял германскому руководству, что у него нет для прорыва обороны на перешейке необходимой тяжёлой артиллерии и пикирующих бомбардировщиков19.

К тому же в центре внимания как Рюти, так и Маннергейма было то, что правительства западных держав — США и Англии настойчиво требовали от финского политического и военного руководства прекращения агрессии против СССР. Последнее же не хотело окончательно испортить отношения с этими странами и довести дело до разрыва. При этом оно имело в виду свои стратегические замыслы на будущее. Из Госдепартамента Соединенных Штатов был направлен в Хельсинки ряд весьма резких нот, а премьер-министр Англии У. Черчилль обратился с личным письмом к К.Г. Маннергейму. Это происходило уже после того как финский главнокомандующий под давлением Германии пошёл на то, чтобы развернуть дальше наступление на ленинградском направлении навстречу войскам группы армий «Север» путём прорыва силами VI армейского корпуса восточнее Ладожского озера к реке Свирь. Этому соединению удалось выйти на рубеж Свирьстрой — Подпорожье — Вознесенье 21 сентября, где оно также было остановлено в упорных боях советскими войсками. Характерно, что и там наблюдалось большое дезертирство финских солдат: в сентябре оно составило 210, а в октябре достигло 445 человек20. Маннергейм требовал суровых наказаний за это. В свою очередь командир VI армейского корпуса генерал П. Талвела настаивал на вынесении солдатам смертных приговоров21.

При анализе причин того, что наступление финских войск на ленинградском стратегическом направлении всё же не приостановилось осенью 1941 года, надо иметь в виду, что сказал Маннергейм в 1945-м (в связи с судебным процессом над финскими виновниками войны) по поводу своего ответа на письмо Черчилля: «Я хотел выразить в своём письме, что нахожусь на грани достижения своих военных целей и поэтому не могу раньше времени прекратить военные действия»22.

Какую же грань имел в виду финский главнокомандующий? Речь шла, несомненно, о будущей границе — севернее от Онежского озера к Белому морю. Выход же к Неве виделся после захвата Ленинграда немецкими войсками при поддержке с финской стороны (Гитлер настаивал на этом и далее). Но теперь важно сосредоточить внимание на том, что содержалось в ответе на ноты правительства США. Та часть ответа, о которой пойдёт речь, содержит как раз суть намерения, отмеченного Маннергеймом в ответе Черчиллю по поводу не достигнутого финскими войсками «рубежа». Отметим, что проект послания в Вашингтон вырабатывался очень тщательно. В архивных документах Финляндии насчитывается не менее восьми его вариантов23.

Итак, в финляндском ответе Ф. Рузвельту, датированном 11 ноября 1941 года, сказано то, что скрывается многие годы финской историографией относительно замыслов, которые имелись в планах создания новой государственной границы за счёт включения в состав Финляндии обширной советской территории. Основываясь «на естественном желании обеспечить свою безопасность», указывалось в посланной ноте, требовалось стремиться «обезвредить и занять наступательные позиции противника за пределами границы 1939 года». И далее следовало невероятное откровение: «…для Финляндии было бы необходимо в интересах действенной обороны приступить к принятию таких мер ещё в 1939—40 гг. во время первой фазы войны, если бы только силы Финляндии тогда бы были для этого достаточны». Такое разъяснение в тот же день было одновременно направлено своим зарубежным посольствам. В телеграмме говорилось: «Мы сражаемся не иначе как для обеспечения своей защиты, стремясь оградить себя от опасности захвата противником наступательных позиций за пределами старой границы. Для Финляндии это было бы важно сделать ещё во время “зимней войны”, если бы сил хватило. Едва ли в этом случае были бы сомнения в правомерности наших операций»24.

Вполне понятно, насколько неудобен теперь этот документ для финской официальной историографии, освещающей период Второй мировой войны в свете сложившихся трактовок внешней политики страны. Очевидно, К.Г. Маннергейму потребовалось освободиться от документов, относившимся конкретно к его позиции при осуществлении дальнейших боевых действий финской армии на ленинградском направлении осенью 1941 года. Тогда VI армейский корпус генерала Талвела, вышедший к реке Свири и частично форсировавший её, должен был соединиться с наступавшей юго-восточнее Ладожского озера немецкой группой армий «Север». Теперь уже известно, что Маннергейм сжёг осенью 1945 и в феврале 1946 года большую часть своего архива25. А его материалы были бы, вероятно, очень полезны для раскрытия поведения финского военного руководства в момент предусмотренной им встречи там с немецкими войсками.

То, что так не произошло, считают некоторые финские историки, явилось следствием позиции Маннергейма, не направившего VI армейский корпус в наступление со Свирьского участка фронта дальше для соединения с немецкими войсками, подходившими к Тихвину и Волхову. Так считал в прошлом, в частности, весьма объективный финский исследователь Хельге Сеппяля в книге «Финляндия как агрессор. 1941 г.». Он писал, что нельзя с полной определённостью сказать, как бы развивались события, а также, как складывалась бы судьба Ленинграда, если бы финские войска начали наступление к югу от Свири. Но они не сделали этого, а отсюда автор заключает, что «Маннергейм заслужил ордена за спасение Ленинграда»26. Правда, справедливости ради надо отметить, что в более поздней своей работе «Блокада Ленинграда 1941—1944» Сеппяля не высказывает уже подобного суждения, излагая ход боевых действий на Свирьском участке фронта27.

Анализ происходившего в данном случае должен охватывать не несколько дней после выхода финских частей к Свири, а более длительный период времени — вплоть до поражения немецких войск под Тихвином 9 декабря 1941 года. Суть вопроса заключалась вовсе не в отсутствии у Маннергейма желания посылать свой VI корпус в наступление, а в том, что по перечислявшимся выше причинам он не мог этого сделать. Не случайно туда прибыла в его подчинение немецкая 163-я дивизия генерала Энгельбрехта и заняла позиции непосредственно у побережья Ладожского озера. Её то и пытался Маннергейм направить в наступление во второй половине октября при поддержке с финской стороны артиллерией и сапёрными подразделениями. Но этого так и не произошло, о чём описано подробно историками Финляндии. В мемуарах генерала Талвела приводятся сообщения Энгельбрехта о больших потерях в его частях в результате контратак советских войск при форсировании Свири 25 октября28.

Когда же в финскую ставку поступила информация об отступлении немецких войск из Тихвина, это повергло Маннергейма в уныние и тревогу. «Он, по словам немецкого генерала В. Эрфурта, находившегося в финской ставке, задавал себе и своему окружению вопрос, как могло случиться, что немецкая Восточная армия оказалась в таком тяжёлом положении»29.

Именно декабрь 1941 года явился для Маннергейма временем переоценки ситуации и определения направленности своих дальнейших действий. Катастрофа, постигшая немецкую армию под Москвой и её отступление от Ростова-на-Дону настолько повлияли на него, что он оказался охваченным сомнениями относительно реальных возможностей вооружённых сил Германии. Профессор Олли Вехвиляйнен, обобщая наблюдения ряда генералов, констатировал их представления о Маннергейме в это время так: «в декабре 1941 г. [он] окончательно утратил веру в победу Германии на востоке»30.

Вполне понятно, почему был спешно направлен в ставку немецкого главнокомандования начальник генштаба финской армии генерал А.Э. Хейнрикс. Будучи принятым Гитлером, он получил установку готовиться к участию в боевых действиях за овладение Ленинградом. В письменном донесении Маннергейму Хейнрикс докладывал: «Рейхсканцлер сказал, что блокада Петербурга и его уничтожение имеют огромное политическое значение. Это такое дело, которое он считает своим собственным, и его не начать без помощи Финляндии…»31.

Такая ориентация явно не устраивала Маннергейма, решившего по согласованию с политическим руководством страны занять позицию выжидания. Сам он впоследствии писал в своих воспоминаниях: «Моя вера в способность Германии успешно завершить войну была поколеблена, поскольку выяснилось, как слабо немцы подготовились к зимней кампании, в силу чего я не считал невозможным, что произойдёт на восточном фронте очевидное их поражение»32.

Отсюда можно предположить, что и замысел Гитлера уничтожить Ленинград не представлялся Маннергейму уже осуществимым. К тому же, если принять на веру приводимое В. Эрфуртом в дневнике высказанное ему финским маршалом ещё 31 августа 1941 года, можно склониться к этому. Маннергейм сказал якобы так: «Тогда русские опять построят новый Петербург»33. Прямых же заявлений Маннергейма об отношении к плану уничтожения Ленинграда в его мемуарах и других источниках нет.

Конечно, о настроениях Маннергейма докладывалось Гитлеру. Поэтому его поездка в Финляндию 4 июня 1942 года, чтобы поздравить там маршала с днём рождения, и ответный визит финского главнокомандующего в Германию резонно рассматривать в плоскости привлечения того к реализации разработанного уже плана нового немецкого наступления на востоке34. О том, что Маннергейм явно не хотел, чтобы финская армия участвовала в наступлении, им не скрывалось. В феврале он прямо заявил об этом видному деятелю МИД Германии К. Шнурре: «Я больше не наступаю».

Поэтому Гитлер, общаясь с Маннергеймом, стремился так воздействовать на него, чтобы это не выглядело явным давлением с его стороны, но тем не менее могло повлиять на изменение финским маршалом своей позиции. Беседуя с Маннергеймом во время поездки в Финляндию, Гитлер особо останавливался на необходимости уничтожить Ленинград. В частности, согласно записи Р. Рюти в одной из бесед он сказал: «Петербург будет и в дальнейшем приносить несчастье Финляндии. Усилиями немцев город и его укрепления будут уничтожены… С началом осени нужно будет решить судьбу Петербурга… Может быть следует уничтожить и гражданское население в Петербурге, поскольку русские являются такими ненадёжными и коварными в силу чего нет причины жалеть их. Война между Германией и Советским Союзом является, безусловно, “войной на уничтожение”…»35.

На сохранившихся документальных фотографиях о пребывании в ставке Гитлера и у Геринга Маннергейм запечатлён склонившимся над оперативными картами. Однако в воспоминаниях маршала умалчивается о самой существенной части содержания того, к чему было приковано его внимание. А это представляет особую важность, поскольку всё происходило 27 июня 1942 года, в канун начала широкомасштабного наступления немецкой армии на юге советско-германского фронта. О самом наступлении в мемуарах Маннергейма говорится так: «Генеральное наступление на южном участке восточного фронта началось 28 июня 1941 г. штурмом Севастополя и выходом войск к Воронежу, расположенному вблизи побережья Дона в полосе Курска, после чего они стали продвигаться вдоль упомянутой реки на юго-восток»36.

Но в ходе развернувшегося наступления немецкой армии в 1942 году важное место занимала и другая намечавшаяся стратегическая операция, которая предусматривала «на севере взять Ленинград и установить связь по суше с финнами»37. Трудно поверить, что об этом не шла речь в ходе визита Маннергейма в Германию.

Вскоре с выходом немецких войск к Сталинграду и с вторжением их на Северный Кавказ (обратим внимание, что в составе наступавших войск на Кавказе был и финский батальон СС) выжидательный процесс у Маннергейма закончился. Генерал Туомпо отметил в своём дневнике 15 июля: «Крупное наступление Германии… Маршал в хорошей форме и хорошо себя чувствует»38.

Как же в этой ситуации Маннергейм относился к проблеме овладения Ленинградом? Теперь с его стороны уже открыто выражалась заинтересованность в этом. Эрфурт писал впоследствии, что финский главнокомандующий выразил согласие с участием его войск в наступлении на Мурманскую железную дорогу, но поставил это « в зависимость от взятия Ленинграда» силами немецкой армии39.

Для более чёткого понимания замыслов германского командования Маннергейм направил в конце августа начальника генерального штаба Хейнрикса в ставку Гитлера, находившуюся тогда на Украине, в Виннице. Там Хейнрикс вёл обстоятельные переговоры с Гитлером, а также с Кейтелем, Йодлем и Гальдером. Докладная же записка об этих переговорах к сожалению, в Военном архиве Финляндии отсутствует. Однако известна лаконичная запись в мемуарах Маннергейма относительно доложенной ему информации о предпринятой поездке и, в частности, что немцы «приступят теперь — как ранее уже и было заявлено Гитлером — к уничтожению Петербурга»40.

Руководство операцией по взятию Ленинграда, названной «Нордлихт» («Северное сияние»;), Гитлер поручил фельдмаршалу Э. Манштейну, войска которого до этого вели бои по захвату Севастополя. Под Ленинград направлялись действовавшие там дивизии 11-й армии и тяжёлая осадная артиллерия. Манштейн делал расчёт и на то, что в наступлении будет участвовать финская армия. Но, как известно, проведение этой операции было сорвано активными боевыми действиями войск Ленинградского и Волховского фронтов в ходе Синявинской наступательной операции 1942 года.

Всё же в 1942 году Маннергейм старался внести «свой вклад» в действия, направленные против осаждённого Ленинграда. Это видно из того, что финская сторона делала, чтобы перекрыть функционировавшую «Дорогу жизни», по которой морским путём через Ладожское озеро осуществлялась связь города с Большой землёй. В октябре 1942 года была предпринята попытка захвата острова Сухо, гарнизон которого осуществлял и прикрывал перевозки в блокированный противником Ленинград. Для этого по просьбе ставки Маннергейма на Ладожское озеро в район Сортавалы были доставлены в дополнение к финским малочисленным судам немецкие и итальянские флотские силы, куда входили быстроходные катера и десантные средства. Основная операция, предпринятая ими 22 октября по захвату острова Сухо, провалилась благодаря успешным энергичным действиям Ладожской военной флотилии, а также воздушных сил Ленинградского фронта и Балтийского флота. Несмотря на такой итог, Маннергейм всё же вынес благодарность немецким и итальянским морякам за их действия на Ладожском озере41. Характерно, что в финской историографии стараются умалчивать об этом, поскольку здесь прослеживалась, как отмечал Х. Сеппяля, «нацеленность против Ленинграда»42, проявившаяся со стороны военного командования Финляндии.

С сокрушительным поражением немецких войск под Сталинградом, отступлением их с Кавказа и с прорывом блокады Ленинграда поведение Маннергейма резко изменилось. Особенно явно это выразилось в начале февраля 1943 года. Тогда по его поручению начальник разведки полковник А. Паасонен выступил перед руководящим составом государства, командования армии, а затем и в парламенте с анализом сложившейся обстановки и сделал вывод о необходимости менять политический курс страны. «Мы пришли к единому мнению, — писал Маннергейм, — что мировую войну надо рассматривать подошедшей к решающему поворотному состоянию и что Финляндии при первой подходящей возможности необходимо попытаться найти способ выхода из войны»43.

Такие в целом метаморфозы происходили с главнокомандующим финской армией в рассматриваемый период в течение 18 месяцев с начала участия Финляндии в войне на стороне Германии. Но сам процесс, приведший в итоге к принятию в Хельсинки окончательного решения о выходе из войны, оказался затяжным. Соглашение о перемирии было подписано лишь 19 сентября 1944 года. Иными словами, после полного снятия блокады Ленинграда в конце января 1944 года финское звено в ней оставалось ещё до лета этого года, когда успешно завершилось наступление войск Ленинградского и Карельского фронтов в стратегически важной Выборгско-Петрозаводской наступательной операции.

Тактика маневрирования продолжала проводиться Маннергеймом вплоть до самого выхода Финляндии из войны. В своём прощальном письме к Гитлеру в начале сентября 1944 года он писал: «По-видимому, довольно скоро дороги наши разойдутся. Но память о немецких братьях по оружию здесь будет»44.

Таким образом, в целом разделявшиеся К.-Г. Маннергеймом намерения Гитлера в ходе Битвы за Ленинград, хорошо прослеживаются на конкретных фактах, опровергая мифологию, всё ещё распространяемую о финском маршале в литературе и особенно в публицистике.



___________________

ПРИМЕЧАНИЯ



1 Ulkoasainministerion arkisto (UM). 12 L. Sahkosanoma Berliinista Helsinkiin 24.6.1941.

2 По обе стороны Карельского фронта 1941—1944. Документы и материалы. Петрозаводск, 1995. С. 60.

3 О содержании телеграммы Т.-М. Кивимяки 24 июня 1941 г. относительно замысла уничтожить Ленинград упомянул лишь видный финский историк профессор Туомо Полвинен. Однако им не назывались лица, ознакомленные с нею. См.: Polvinen T. Barbarossasta Teheraniin. Porvoo — Helsinki — Juva, 1979. S. 61.

4 Вайну Х. Многоликий Маннергейм // Новая и новейшая история. 1997. № 5. С. 141—167.

5 Черепанов А.И. Поле ратное моё. М., 1984. С. 234.

6 Савицкий В. Два маршала, или враги-союзники // Знание и общество. 2007. № 2. С. 71.

7 900 Tage Blokade Leningrad. Laiden und Wiederstand der Zvileevolkerung im Krieg. B. 2. Berlin, 1991. S. 68.

8 Tuompo W.E. Paivakirjani paamajasta 1941—1944. Porvoo — Helsinki, 1969. S.153.

9 Manninen O. Suur-Suomen aariviivat. Helsinki, 1980. S. 198—203, 312; Sota-arkisto (SA). Kannaksen ryhman esikunta, operatiivinen osasto. № 948 vol., ups. Sal.

10 Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1976. Т. 2. С. 5.

11 Palm T. Moskova, 1944. Jyvaskyla, 1973. S. 21.

12 Voionmaa V. Kuriiripostia 1941—1946. Helsinki, 1971. S.58.

13 Kansallisarkisto (KA). R.Rytin kokoelma. Kansio 28. T.M. Kivimaen kirje R. Wittingelle 26.9.1941. По сведениям Национального архива Финляндии, этот документ передан теперь на хранение из его фондов в архив Министерства иностранных дел Финляндии.

14 Manninen O. Op. cit. S. 259.

15 Ibid. S.162.

16 Voionmaa V. Op. cit. S. 58.

17 Sotilasaikauslehti, 1975. № 5. S. 319—321.

18 Kulomaa J. Rintamakarkuruus jatkosodan hyokkaysvaiheissa v. 1941 // Historiallinen Aikakauskirja. 1979. № 4. S. 318; Seppala H. Ltningradin saarto 1941—1944. Helsinki — Pietari, 2003. S. 58.

19 Akten zur Deutschen Auswartigen Politik. Serie D. B. XIII, I. Bonn, 1970. S. 324; Polvinen T. Op. cit. S. 351.

20 Kulomaa J. Op. cit. S. 315.

21 Talvella P. Sotilaan elama. II. Jyvaskyla, 1977. S. 69.

22 Sotasyyllisyysoikeudenkaynnin asiakirjoja. Os. 1. Helsinki, 1945. S. 19.

23 KA. J.W. Rangellin arkisto. Kansio 27. USA:n hallitukselle vastaus 11.11.1941; Muutuksia luonnokseen № 8.

24 UM. 12 L. Suomen hallituksen vastaus USA:n hallitukselle 11.11.1941; Sahkosanoma Suomen ulkomaan edustoille 11.11.1941.

25 Вайну Х. Указ. соч. С.167.

26 Seppala H. Suomi hyokkaajana 1941. Porvoo — Helsinki — Juva, 1984. S. 180.

27 Seppala H. Leningradin saarto 1941—1944. S. 97—100.

28 Talvella P. Op. cit. S. 87.

29 Эрфурт В. Финская война 1941—1944 гг. М., 2005. С.81.

30 Vehvilainen O. Odotuksen vuoksi 1941. Kansakunta sodassa. 2. Helsinki, 1990. S. 14.

31 SA. RK 1172-15. Heinrichsin muistiinpanoja Saksan matkoista 1941.

32 Mannerheim G. Muistelmat. II. Helsinki, 1952. S. 377, 378.

33 Цит. по: Manninen O. Op. cit. S. 249.

34 Cм. об этом подробнее: Барышников Н.И. Тайные визиты А. Гитлера в Финляндию и К.-Г. Маннергейма в Германию в июне 1942 года // Новая и новейшая история. 2007. № 3. С. 204—210.

35 KA. L.A. Puntilan kokoelma 8. Risto Rytin muistipanot.

36 Mannerheim G. Op. cit. S. 410.

37 История Второй мировой войны 1939—1945. М., 1975. Т. 5. С. 119.

38 Tuompo W.E. Op. cit. S.149.

39 Эрфурт В. Указ. соч. С. 106.

40 Mannerheim G. Op. cit. S. 412.

41 Эрфурт В. Указ. соч. С. 117.

42 Seppala H. Leningradin saarto 1941—1944. S. 145.

43 Mannerheim G. Op. cit. S. 415.

44 Ibid. S. 475.



БАРЫШНИКОВ Николай Иванович —

профессор кафедры истории Северо-Западной академии государственной службы, доктор исторических наук (Санкт-Петербург)



"Военно-исторический журнал"








 


22:28 

сильно


http://komen-dant.livejournal.com/345684.html - целая подборка

Автору респектище.
Когда идешь по Питеру - часто вдруг торкает - а ведь по этой улице, мимо этого дома шел точно так же Ленин или Достоевский. Когда-то. И видел практически то же самое, что вижу сейчас я.  А тут, быть может, упал голодный блокадник - или взорвался немецкий снаряд..
Вот в Москве такого чувства у меня не было никогда - даже на Красной площаде. А в Питере - постоянно.



@темы: must see, Ленинград, жж. pr

18:29 

про Макдональдс - порвало

18:21 

почиталово - правда, на басурманском

Журнал "Socialist Standart" за декабрь 2008 года - то есть свежак. В .pdf.
То, что увидел - показалось интересным (конечно, как ревизионисту и оппортунисту, для которого марксизм не закончился ни в 1924-м, ни в 1940-м, ни в 1953-м)
Журнал Соцпартии Великобритании. Еще раз - на английском.

http://narod.ru/disk/5246096000/Socialist%20Standard%20-%20December%202008.pdf.html

Спасибо далёким друзьям в Туманном Альбионе - которые прислали почитать - и разместить, если сочту нужным.
Счёл.



@темы: Англия, левые, скачать, ссылка

16:32 

не заметили?

Странно, финские левые блоггеры все как один сегодня пишут про победу Моралеса и левых на референдуме в Боливии, а у нас тишина.
А ведь это очень хорошая новость (которых у левых не так много за последнее время):


26.01.2009 02:22
В Боливии утверждена новая конституция страны

Согласно предварительным данным подсчета голосов, в Боливии утверждена новая конституция,
Приблизительно 60% жителей страны поддержали новый основной закон страны, согласно которому президент Эво Моралес получает возможность переизбрания на новый срок. Reuters

http://www.gazeta.ru/news/lenta/2009/01/26/n_1321353.shtml

Газета.сру как всегда включила "бортника" приврамши - главное, что новая конституция Боливии открывает дорогу весьма серьезным социальным преобразовнием в стране в интересах трудящихся.
 




@темы: Боливия, Моралес

15:56 

пеар

http://www.nazarovo.su/foto

Юзер [info]ledokol сделал и поддерживает очень симпатичный сайт, посвященный истории города Назарово.

Куча эксклюзивных фотографий советского периода.
Россия - и СССР - это не только Москва и Питер, вообще-то.


@темы: pr, СССР, жж, история, советская провинция, ссылка, фото

Трансляции ЖЖ, часть первая

главная